» » Радиовещание в настоящем. Каким должно быть. Как нужно его организовать

Радиовещание в настоящем. Каким должно быть. Как нужно его организовать

РАСТЕТ сеть радиотелефонных передатчиков, увеличивается мощность их охвата. Растет — с меньшей интенсивностью — сеть приемников; она явно недостаточна даже в городах, не говоря уже о селе. Ряд препятствий нужно преодолeть, чтобы удовлетворить спрос, усилить развертывание радиопромышленности, сделать дешевле для потребителя, в особенности крестьянского, массовую радиоаппаратуру, детали.

Для чего это делается? Чтобы расширять аудиторию, чтобы довести политическую, культурно-просветительную передачу до миллионов рабочих и крестьян; чтобы взять от радио все возможное для культурного подъема, идущего в Советской стране. Поэтому вопросы широковещания по радио приобретают тем большее значение, чем больше увеличиваются технические средства для передачиприема.

Растут количественно кадры слушателей; растут их запросы к качеству передач по радио. Ведь, если слушатель первое время удовлетворяется самим процессом приема, готовый принимать что угодно, лишь бы напрактиковаться в обращении с радиоаппаратом, то в каждый следующий день он ожидает такой передачи, которая в наибольшей мере возбуждала бы его интерес, которая давала бы ему культуpный вклад, представляла бы и здоровое удовольствие, отвлекающее его от социально-вредных привычек. Радиослушатель справедливо ждет и оправдания его затрат на радиоприборы. И чем дальше от источников мощной передачи, чем дальше от тех городов, где установлены крупные станции — тем острее сказывается несоответствие между усилиями, которые затрачиваются на устройство приемника и теми результатами, которые получаются для радиослушателя от радиовещания.

Сначала бывают довольны, что, напр., услышали Москву; местами на селе убеждаются, что радио не чорт и не граммофон; это отвлекает внимание на некоторое время, после чего ждут занимательности, пользы от передач. Ведь добраться зимой до избы-читальни, где установлен громкоговоритель, либо просидеть вечером несколько часов с телефоном на ушах (это в городе и деревне) совсем не так легко. Радиоприем должен во всяком случае оправдать потерю времени, проведенного за приемником, — говорит одна из провинциальных газет. Правильно, это самое меньшее что нужно получить от передачи. Но этим только можно ли удовлетвориться; можно ли на наименьшем держаться тогда, когда есть возможность устроить радиовещание полнее, лучше, организованнее?

Хорошо поставленное радиовещание — толчок к усилению радиофикации.
А знает ли кто из столичных "радиослушателей", что вынужден принимать радиослушатель во многих и многих губерниях, округах? Известна ли грустная правда радиослушательской жизни, вырывающаяся на столбцы местных гaзет? Очевидно нет. Вместо того, чтобы выявить организованное мнение, вслушаться в критику коллектива, выхватывается для похвального отзыва отдельный, разнокалиберный, не определившийся (и большей частью новый) радиослушатель. На него, на его письма — все внимание. А на мнение печати, общественных, профессиональных организаций — молчок, либо наплевательское отношение.

В Иркутске передают "Педфак"; в других городах тягуче идут специальные доклады, которые могут представлять интерес лишь для десятка слушателей; газеты кричат — "казенщина в эфире", но это не доходит до ушей радиовещателей. Ведь обратной передачи нет — радиовещание буквально односторонне. По примеру иркутских радиовещателей, в Москве собираются передавать на весь мир "Курсы усовершенствования врачей". Не пора ли пригласить уже "усовершенствованного" врача для лечения радиовещания?

Ведь нельзя же дальше терпеливо сносить радиослушателю подлинное издевательство над его терпением, над его любовью к процессу радиоприема, над его желанием повысить свой общий культурный уровень. Представим себе то, что происходит вечерами в городах и селах; перед громкоговорителями или отягощающими голову телефонами сидит и внимательно вслушивается трехмиллионная аудитория. Ей рассказывают в тысячу первый раз историю менуэта, либо родословную композитора, либо, вместо необходимого антракта, повторяют монотонно либретто оперы, программы радиопередач с двойным повторением. Попробуйте сделать опыт в зале, где непосредственно сидят слушатели — зрители, оставьте их пять часов без антракта и расскажите в промежутках между отделениями концерта, либо действиями оперы, все эти сочинения "музруков", "курсы усовершенствования", педфак на дому, лекции о бешенстве и т. п. Вероятно, не поздоровилось бы организаторам таких вечеров. Но ведь это делается каждый день и сходит только потому, что слушатель разбросан на огромных пространствах, что он сейчас же не может реагировать.

Могут сказать — да, это же делается бесплатно — пусть лопает, что дают. Извините — деньги не малые на приемник затрачиваются, потеря времени у слушающего что-нибудь да стоит. А это не учитывается. Не учитывается также важнейшая сторона государственного интереса, правильно подмеченная газетой "Власть труда" (Иркутск).

"Постоянный и неослабевающий интерес к передаче умножает число слушателей и продвигает вперед радиофикацию". Вывесьте это около каждого микрофона, зарубите на носу у радиозаушателей.

В чем выход? В дифференциации (расчленении) радиовещания.
ПОЧЕМУ наибольшим успехом пользуются радиогазеты? Они рассчитаны на определенный круг радиочитателей.

Почему не привлекают к себе внимания доклады, в особенности делаемые не выдающимися докладчиками, а зачастую даже дикторами, работающими "за все"? Они рассчитаны на слушателя "вообще". Вместо докладов нужно создание радиожурналов, к которым впоследствии (это не за горами) можно будет давать и радиоиллюстрации.

Газета и журнал "без бумаги", так же как и газета, журнал, напечатанные обычным способом, будут иметь определенные группы рабочего и крестьянского читателя. Вокруг каждого издания (печатного и радио) сформируется круг читателей — слушателей, вовлекаясь в корреспондирование, в коллективное творчество, которое должно заменить бюрократизм любого широковещательного "отдела", фактически оторванного от всей массы слушающих, не имеющего организованной связи с ними. Печать, в том числе и "радиопечать", имеет огромное организующее влияние.

Тираж газеты на бумаге и без бумаги будет все больше и больше сливаться между собою, раздвигаясь до огромных размеров, не знающих ограничений мощностью печатного станка и затруднений транспортировки. Отсюда будет и максимальное удешевление изданий, недостижимое при типографской технике. Радиочитатель, слушатель станет связанным не столько вокруг самого процесса радиоприема (который чем дальше, тем больше станет обычным, почти механическим), сколько вокруг своей газеты, журнала, в том числе и музыкального журнала, вокруг радиотеатра.

Попытка же создать для радиослушателя универсальный центр в виде нынешнего издания "Paдиoпеpедaчи", либо под другим названием, — ни к чему не приведут. Нужна дифференциация широковещания, обеспечивающая наибольшую жизненность, наибольшее проникновение в массу, наибольшую возможность участия этой массы в творчестве по радиовешанию.

Иначе будут попытки — угодить всем — и ни кому; либо удовлетворить одну часть слушателей за счет огромной остальной массы. Нужно, чтобы, затрачивая меньше времени, каждая группа слушателей получала то, что ей нужно дать.

Радиотеатр.
ВМЕСТО случайных концертов, вместо попыток иметь "своих" — "Радиопередачи", — артистов, нужно сгруппировать вокруг типовых театров и наиболее интересных музыкальных организаций кадр артистов для переноса по радио максимума того, что может дать для радиовещания тот или иной театр, музыкальная или драматическая группа. Они должны использовать все особенности радио и, в свою очередь, приспособить постановки к радиосцене, не отрываясь от общего сценического творчества, не замыкаясь только в микрофонной студии, которую при всякой возможности нужно раздвигать до возможно большего числа присутствующих в ней слушателей.

Радиосцена, подмостки могут, должны быть созданы и здесь, также произойдет группировка зрителей — радиослушателей.

Радиохроника.
В ГАЗЕТЕ, журнале по радио она может быть одной из интереснейших частей, так же как и в кино. Но она совершенно не создана. Нужен не только "пересказ", но и "показ" по радио событий, кусочков жизни, быта, непосредственно выхваченных с места действия в натуре. До сих пор только часы Спасской башни являются частицей "справочного отдела", а хроники нет.

Но уже сейчас из ряда пунктов СССР путем телефонных проводов можно давать ряд интереснейших кусочков быта, производственной деятельности, "картин" природы.

Какою может быть многомиллионная аудитория?
ОНА МОЖЕТ быть уже сейчас не только слушающей, но и беседующей, выступающей по записи, высказывающейся по записи, высказывающейся по докладам. Нынешнее состояние техники и имеющиеся устройства позволяют во всяком случае из нескольких десятков пунктов Европейской части СССР организовать такие собрания втечение трех-четырех месяцев с небольшими, сравнительно, дополнительными затратами. Это отвечало бы мысли Ильича, это раздвинуло бы возможности применения радиотелефона для общественной службы.

Нет "дерзания мысли".
ПО ТРАФАРЕТУ идет радиовещание, по существу отличаясь от начального его периода только радиогазетами. Между тем возможности велики и далеко не использованы. Радио в потенции заключает в себе много неизведанного, не испытанного, но совершенно реального. А в использовании радио — многогранного в применении, проявляется импотенция широковещательных организаций, занимающихся больше саморекламой, нежели изысканием новых путей.

Не изучается техника широковещательного процесса.
ВСЕМ чем угодно занимаются радиовещательные организации, кроме того, что любому широковещателю нужно непременно знать. Нужны люди, соединяющие в себе знание основ музыкальной сценической техники со знаниями физических особенностей радиопередачи, с акустическими свойствами зал, студий, характером передачи звука микрофоном. Для того, чтобы не получалось граммофонности исполнения, чтобы сохранить для радио тончайшие оттенки студийного, театрального исполнения, нужны не музыкальные воспитатели (создайте музыкальный радиожурнал), а музыкальные, сценические техники. Это опять-таки можно и нужно выработать в связи со сценой, где сложнейшая театральная техника требует не меньше знаний, усилий, творчества. Но до сих пор не было четкого распределения функций, связанных с радиовещанием, развивалось "мастерство на все руки" — самый плохой вид работы, который не давал специализации, не вырабатывал необходимого кадра.

И швец и жнец и в дуду игрец...
ТАКОЙ БЫЛА "Радиопередача", пытавшаяся заменить все организации. Даже отбросив торговлю, чем она занимается? Первое — консультирует по радиотехнике, но не по технике радиовещания (что далеко не одно и то же). Тогда как консультацию по радиотехнике, и очень широкую, ведет ОДР. Второе — "радиофицирует" все, до деревни включительно, делая это на бумаге, которая все терпит, в том числе и "радиофикацию" без какого бы то ни было аппарата на местах, а тем более на селе, без технических кадров, которых у нее нет и не может быть. Третье — мечтает о создании "радио-наркомата", считая, очевидно, свои штаты недостаточными, и пытается овладеть всеми техническими устройствами радио, не имея к этому даже отправной позиции. Четвертое — пытается заменить театральную организацию, но устраивает лишь выход только одного из театральных персонажей — тоскливого резонера, бесконечно предающегося рассуждениям о пользе для здоровья "музыкальной" воды, которой окатывается радиослушатель. Пятое и далее — хочет заменить всех, вместо того, чтобы уметь использовать инициативу всех технических, общественных, театральных, культурно-просветительных организаций.

Как может быть организовано радиовещание.
ОБЫЧНО полагают, что нужен единый и непременно Всесоюзный центр. Обычно считают, что он есть уже сейчас. Нет этого ни в малейшей мере. Радиовещают профсоюзы (и собираются расширять это вещание). В союзных республиках, кроме того радиовещают политпросветы, одновременно проявляющие инициативу установки приемных устройств. Далее — радиогазеты вынуждены ставить марку "издателя" — "Радиопередачи" исключительно потому, что деньги из целевых сумм идут через нее; но с таким же основанием "издателем" мог бы быть НКФин, Трест слабых токов и др. На самом деле радио-газеты ведутся на таких же основаниях, как и печатные периодические издания. Театры, их транслирования носят механический характер; больше разнообразия, приспособления к радио мог бы дать их хозяин — Наркомпрос.

Единый "радиоиздат" мыслим еще в меньшей мере, нежели всеобщий издатель газет, журналов, соединяющий к тому же театральную сцену в этом "издательстве". Тем меньше возможно исключить из постановки радиовещания наркомпросы, политпросветы республик.

Единственно, что нужно — небольшая распределительно-методическая ячейка в системе органов Наркомпроса, которая могла бы быть опорным пунктом изучения особенностей радиовещания и регулятором для различных органов, ведущих радиовещание со станций, расположенных на территории каждой республики.

Совещание

Имя:*
E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
Составьте правильно слово из букв: с т р о и т е л ь с т в о р а д и о
Ответ:*