Радиобыль

В старой царской армии во время империалистической войны радиотелеграф имел очень ограниченное применение.

Высшее командование смотрело на радиослежку (радиоразведку), как на что-то совершенно лишнее и никому ненужное дело и не верило, что при помощи особых радиостанций, называемых пеленгаторными и расположенными вдоль всего фронта, можно было определить не только место стоянки неприятельских станций, но и выявить количество войсковых частей на том или ином участке фронта противника.

Здесь я хочу описать интересный случай, имевший место в бытность мою на службе в радиотелеграфе штаба верховного главнокомандующего. Этот рассказ даст нашему молодому кадру радиотелеграфистов в Красной армии и радиолюбителям представление о том, какая рутина господствовала в этой области даже в штабе верховного главнокомандующего.

Я был молодым, увлекающимся техникой и особенно радиоделом, командиром. Кроме прямых обязанностей вытекающих из моей радиослужбы, на меня была возложена вся радиослежка русской армии. Кстати, у французов на подобном деле сидело 92 офицера.

В чем же заключались мои обязанности?

По фронту, от Балтийского до Черного морей, стояло несколько пеленгаторов. На их обязанности было — день и ночь следить за работой противника, записывать позывной и определять, на каком луче данную неприятельскую радиостанцию лучше всего слышно.

Вот эти пеленгаторы два раза в день присылали мне в штаб главковерха сводки.

Получив эти сводки, я должен был сделать точные заметки на особых клетчатых листах, величиной с обеденный стол (каждый), а так как каждой неприятельской станции был отведен отдельный лист, а их было 604, то я должен был два раза в день перебрать эти 604 листа, положить на стол, что-то с ним проделать, а потом, получивши реальную точку, перевести ее на специальную карту и там уже нанести место стоянки неприятельской радиостанции. Конечно, одному человеку подобная операция не под силу, и потому приходилось брать на особую проработку только те радиостанции, которые легко поддавались обработке.

У меня несколько раз получались очень точные определения, и я всегда просил о них доложить начальнику, ведающему оперативным управлением ген. Скалону. Начальство долго не соглашалось на подобные доклады. Но однажды, после моего настояния, мне было разрешено самому пойти на доклад к Скалону.

Генерал Скалон очень важно выслушал мой доклад, что на румынском фронте мною обнаружена группировка радиостанций противника, а следовательно и воинских частей. По окончании моего доклада Скалон с усмешкой заявил, что сидя в кабинете никоим образом нельзя определить группировку войск на румынском фронте и что он прекрасно знает расположение противника.

Возражать тогда нельзя было, и я молчаливо вышел из кабинета.

Я еще несколько раз ходил с подобными докладами к ген. Скалону. В один из подобных докладов он разрешил мне пройти в оперативное управление и убедиться на карте, сколько неприятельских войск, по их сведениям, на том участке, где, как я утверждал, имеются неприятельские группировки, по их же сведениям, ничего подобного там не было.

В одно утро мне удалось обнаружить неприятельскую радиостанцию на западном берегу острова Эзель (Балтийское море), несмотря на то, что остров этот считался занятым русскими войсками; и ту самую радиостанцию, с тем же позывным, которая работала несколько дней тому назад на материке. После тщательной проверки я доложил об этом своему начальству.

Надо мной стали смеяться, говоря: "Ну, вы доработались до ручки. Бросьте это дело, а то вы уже начинаете определять неприятеля на нашей территории".

Насмешкам не было конца. Но я решил итти к Скалону и доложить о столь важном открытии. Скалон тоже надо мной посмеялся и заявил: "вот видите, я говорил, вы увлекаетесь. Как может быть неприятельская радиостанция на острове Эзель, раз он занят нашими войсками".

Я ушел из кабинета, совсем посрамленный. Однако, на другой день утром я был вызван к Скалону. Он стал меня расспрашивать, каким образом я вчера сумел определить, что на острове Эзеле появилась немецкая радиостанция, а следовательно и неприятельские войска. После моего объяснения, я спросил, почему его так заинтересовал данный случай. Он мне ответил, что сегодня утром по проволочному телеграфу он получил донесение, что в ночь на вчерашний день, действительно, на остров Эзель высадились немцы, выбив наши войска.

Итак, благодаря радио, я на сутки ранее Скалона узнал о движении неприятельских войск.

Вот какое значение имеет радио в военном деле и в частности один из видов его применения.

Старая армия не умела им пользоваться. Советская власть уничтожила эту царскую рутину, и Красная армия во всей полноте применила радио во время гражданской войны.

Искровик.
Бывший инспектор радиотелеграфа Восточного фронта.

Совещание

Имя:*
E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
Введите название сайта
Ответ:*